— отсчёт остатка времени

Умереть — ничего, если выпить немного

Текст изначально был «набит» в соцсети LiRu. В году 2016 я еще делал там иногда публикации, зачем-то. Вот, решил перепостить (пять лет спустя). Как всегда: «Ох, зря я это сделал. Ох — зря!». Ну, да и ладно.

Мотивацией публикации послужил пустяковый повод: смотрел «Менталист», дурацкий сериал. И что-то «торкнуло», с полным отсутствием логики и причинно-следственной связи с сюжетом киношки, опять и снова — про «дела давно минувших дней». Под мелодию песни Юры Шевчука, что озвучил многое в своем шедевре: Осенняя.

Я вчера еще помнил, что жизнь не приснилась

Шел год 2014-й, роковой, месяц, наверное, — февраль. А всё было ужасно плохо: Ирина (супруга) проходила очередную «химию», а температура «зашкаливала». Вы видели у человека температуру на градуснике больше 42 градусов? Я — видел. «Скорая» приехала быстро. Но что такое «Скорая»? «Приблуда» для крайне наивных «пациентов», помоч медики не могли — ничем, от слова — совсем. Нечем. Вызов «Неотложки» носил скорее ритуальный, нежели практический смысл. И?.. И — всё… утром я мчался в 40-ю градскую за «рецептами» и… А что — «и»? Против рака нет лекарств. Но, они хоть прописывали рецептурные анаболики (закон о запрете продажи наркотических средств пациентам даже на 4-й стадии рака никто не отменял, «спасибо» Путину и Ко за серийность суицидов в среде онковыздоравливающих).

Суть воспоминания. Когда мы в последний раз пришли к «своему» врачу онкологу (фамилию не называю, он еще жив), оным было сказано:

— Терапия отменяется. Идите домой — умирать.

Точка. Вот и всё — воспоминание. «Идите домой — умирать». Просто, банально, правда. С предельным цинизмом озвученная.

Первой реакцией было — убить этого носителя белого халата, но Ирина удержала от минутного помешательства. Страшный денечек выдался. Слезы и сопли были потом, некоторое время спустя после «визита к минотавру». На фоне безумия — паники, ужаса и тоски.

Вот это, почему-то, вспомнилось. На фоне декорации: маленький кабинет в три квадратных метра, салатовые обшарпанные стены и — приговор. Забавно?..

Не всё так просто, однако, с «моралью» истории. Имеет ли право врач — судить и выносить приговор?.. Не уверен. Врачам, вообще доступно понятия — сострадание, сочувствие, чужая боль или они взяли за образец — доктор Хаус?

Врожденный цинизм у медиков или привнесенный «системой» РФ? Не Путин ли дал команду на уничтожение медицины? И, как следствие (со временем), привнес в отрасль образцово-показательные — меркантильность и цинизм, пофигизм и безграмотность. Про мораль, этику и совесть — даже поминать не стоит, в нынешней версии страны РФ — эти «понятки» вытравили «до основанья» не только у врачей. А людям не самым здоровым (живым и мертвым) остается только ждать — возмездия за совершенные этим «товарищем» преступления. На «той» стороне реальности, если она существует.

Есть (пока) еще грамотные онкологи, советские. Есть даже несколько — пост-советских. Но ведь это «капля в море». Есть Фролова (если еще жива старушенция, ей за 70, было в 2014-м). Но она ж одна такая, на огромную страну. А помрет?.. Да и не всесильны врачи, конечно. Но: есть ведь и иные факторы, например: очередь даже по квоте на лечение онкологии — на годы. А что такое, даже не год, а месяц ожидания? Иногда (и не редко) — смерть.

У всех своя судьбина, но у многих — схожая. За годы блужданий по онкозаведениям навидалось многое, очень многое. В очередях (неизбежных спутниках больничек на территории РФ) чего/кого только не насмотришься/наслушаешься, в лечебных заведениях — «плач Ярославны» сплошь и рядом. Часто под маской — самоиронии и фальшивого оптимизма. И — боль в концентрированном виде.

Где опасность и бред, там живые могилы

В мае будет 2-а года с момента «констатации» неизбежного финала, а как вчера. Говорят: время лечит. Врут. Или — указывайте «дозировку» этого «лекарства». Пять лет, десять, сто? Сто лет, очевидно и однозначно — «вылечит», а вот другие, меньшие сроки — не уверен.

Многое зависит от многого. Наверное. В 2006-м померла бабулька моя, 1919-го года рождения. Два инсульта, третий был последним. В данном случае — время «вылечило» боль. Было тоже обидно и горько (и очень жалко), но терпимо. Вероятно, есть такой-то ценз — «возраст». Помирать никому не хочется, понятно. Но, если сравнивать — в 90 или в 50 — разница приличная. И это (имхо) не цинично, просто так устроена жизнь. Всем свой срок времяпребывания в жизни — «прописан» кем-то и где-то (наверное). Но, как справедливо отметил Булгаков: «беда не в том, что человек — смертен. Беда в том, что человек — внезапно смертен». Большая разница. Умереть молодым (или сравнительно молодым) — воовсе не прикольно. «Весело» и «правильно» — только в предельно юном возрасте, и называется это «желание» — глупость. Впрочем, бывают исключения, разумеется.

Странное и несправедливое мироустройство, однако. По-уму — это мне положено «лечь» на Перепечино. Курю много, выпил по жизни — цистерны водки, вел странную и безумную жизнь, работал как ишак «на износ», а пока — жив. Жена — никогда не пила, не курила, вела здоровый образ жизни, в религию покрестилась (задолго до болезни, зачем-то). Замечательный человек. А ее закопали, несправедливо.

Почему опять эта нудятина «понеслась»: всё просто, 19 марта у жены день рождения, исполнится 52. Ненавижу весну. Физически — «трясет» от этого времени года. Никогда не забуду, как принес девушке сирень перед смертью. Показалось, что она ее «унюхала», хотя была «без памяти». Как вчера это было. Сердце остановилось у нее 11 мая 2014-го в 11.15. утра. И исход не был «тихий уход». Агония. Страшный не сон, но кошмар. Дикий.

Мы начали «борьбу» в 2011-м, закончили — в 2014-м. Две радиологии (вторая — «гибрид», в ФГБУ РНЦРР на м. Калужская), толпа стационарной химии. Толк, казалось иногда, есть. Особенно после первой «радиации». Но, рецидив и амба.

Многое зависит от многого. Я лично не знаю уже выживших, из моих знакомых «по несчастью» — умерли все, 100%. А их было изрядно. В 40-й градской — палаты разные, но, как правило, на 8 человек, «знакомства» неизбежны. Из онкоотделения, из «коллег» не выжил никто.

Понимаю (умом), что таковых исходов — масса, увы. Даже Фриске с ее миллионами на лечение — не помогло ничто. Золотухин помер «по-соседству» (в том же институте, на Калужской), Абдулов и т. д. А уж нам, простым смертным, капец однозначный. Однако, нереальность происходящей катастрофы затмевает рассудочность и цинизм здравого смысла.

Мы вели переговоры с парой клиник в Израиле (и Штатах), даже нашли денег (много, друзья способствовали, спасибо им всем за поддержку). Но, подобные «мероприятия» занимают слишком много времени (для «рядовых» граждан). Пока оформили «бумажки» — всё было кончено. Рак — скоростной поезд, в рай или ад — не знаю. Если началось метастазирование, то — всё.

В последние полгода было жестоко, дежурили в три смены, сыновья-я-мать. По 6–8 часов, кто сколько выдерживал. Один бы я «не потянул», никак. Особенно, когда отключилось — всё, в апреле 2014-го. Был еще хоспис 11-й градской (в мае), недельный, напрасный. Еле вывезли оттуда (имхо — жулики). Но, тем не менее, поддерживали сознание. Без их препаратов всё кончилось бы быстрей.

Ничего нельзя забыть. Можно пытаться притупить/придушить память, но не более того. Лечить — можно, работой и водкой. Или быстрей бы — уже? Смысл дальнейшего пребывания — непонятен. Дети взрослые, дом я давно построил, деревьев посадил — рощу. Смысл «тянуть кота за хвост»? Всё сделано, долгов нет, все счета оплачены.

Жизнь — странная штука.

И никому нет конца, даже тем, кто не с нами

А стоит ли подобную тему обсуждать? Вроде как, сугубо личное, вроде как — «не должно»? Не знаю. Столько ненависти скопилось за последние годы, что — кошмар. Ну, а зачем? — махать кулаками после драки.

Одно время, по инерции, «тусовался» на онкофорумах… Зачем, блин-клинтон? Инерция.

Всё — кончено. Совсем.

19-го марта у жены день рождения. Был-будет. Вот он, «мотив обострения». Надо ехать на погост, зима кончилась. Вообще-то, ежемесячно езжу на кладбище, кроме «глухих» декабрь—февраль. Фотогрвфии выцветают быстро (в отличие от памяти), на памятник денег так и не скопил (стыдно). Но «сваяли» двойной цоколь, красивую кованую ограду, «подсыпки» (раза четыре? не считал) грунт/песок, лавку-стол и пр. фигню. Зачем… «так положено», наверное. Взял много заказов (опять), должно в этом году хватить денег на камень. Надеюсь.

Зря я «заехал» на эту тему (опять). Только «мозг выносить» без толку и смысла. Нытьё называется. Или — память?..

Добавить комментарий